4 665 инвесторов
27 664 заемщиков
Опубликовано займов на 1 525 222 018 руб.
Фермеры идут в криптоэкономику

Фермеры идут в криптоэкономику

20.10.2017

Как российские IT-стартапы и крестьяне зарабатывают миллионы долларов на ICO, кто покупает "цифровые акции", обеспеченные продовольствием, и что их ждет в будущем

С начала 2017 года российские компании привлекли через ICO около $293 млн, — такие цифры озвучил гендиректор "Сколково — венчурные инвестиции" Василий Белов на форуме "Открытые инновации". Эта сумма превышает объем венчурных инвестиций (денег, привлеченных на научно-технические и технологические стартапы) за 2016 год, причем больше, чем вдвое: венчурный рынок по итогам всего года собрал $128 млн.

Хотя сегодня в стране нет ни законов, регулирующих этот рынок, ни понимания, что делать с растущей криптоэкономикой, в этой реальности уже растут новые бизнесы, а вместе с ними — новые авантюры. ТАСС рассказывает, что такое ICO и токены, кому они нужны и что с ними будет дальше.

Как крестьянин стал криптомиллионером "Все спрашивают: "Как ты сумел столько заработать? Я тоже хочу!" Для людей это выглядит: "Вот он срубил бабло, а как мне срубить?".

Все верно: деньги приходят, кредиты становятся не нужны. Но я ввязался в эту историю не только чтобы привлечь деньги. Зачем? Чтобы попробовать новую модель экономики. Хотел, чтобы мои саженцы были заказаны на несколько лет вперед. Чтобы не беспокоиться, куда я завтра их продам", — рассказывает Михаил Шляпников, владелец хозяйства "Колионово".

В подмосковном селе Колионово он выращивает саженцы городских деревьев — рябин, кленов, каштанов. Но знаменитым стал благодаря потоку новостей в духе "фермер выпустил криптовалюту". Его история в криптосообществе — как хлеб-соль: ей встречают каждого, кто спрашивает: "Зачем мне блокчейн?"

"Пару лет назад начал интересоваться этой темой, — сухо ведет хронологию Шляпников. — Понял, что возможности не ограничиваются майнингом биткойнов. Узнал о том, что существует ICO: возможность создать в этой системе акции своего предприятия — токены — и продавать их за криптовалюту под залог своего товара. В 2016 году выпустил свои токены".

"Это работает так: у меня есть саженцы — мне нужно их продать. Я выпускаю токены — их может купить любой желающий. Токены можно не использовать совсем: есть покупатели-инвесторы, которые вложились в проект просто, чтобы меня поддержать. В смысле? Поддержать финансово, мотивация мне неизвестна. Есть те, кто инвестировал и ждет, что мое хозяйство вырастет в цене, и, соответственно, вырастет цена токенов, — перечисляет Шляпников. — А есть те, кто запаслись на будущую покупку, — они могут в любой момент потратить токены на саженцы. Завтра они стоят дороже, а токены уже куплены по сегодняшней цене. У меня все получилось — товар заказан на семь лет вперед".

ICO — это цифровой аналог IPO (продажи ценных бумаг на бирже). Хотя правильные токены уводят от статуса ценной бумаги (проходят тест Хоуи, разработанный в США, который должен подтвердить, что они не считаются ценной бумагой), по сути, это цифровая альтернатива акциям. Ожидания от них — как от ценных бумаг газовых или нефтяных компаний. Покупатели надеются, что компания приумножит капитал, токены вырастут в цене, в итоге их можно будет продать дороже. Михаил Шляпников привлек 400 биткойнов.

"Сейчас это больше $1,5 млн, но я не слежу за курсом ежедневно, как трейдеры", — завершает свою неординарную историю производитель. Он не вдается в технические подробности, но вопросов к нему много. Например, как пожилой мужчина, работающий на земле, разобрался в блокчейн-технологиях? Как впоследствии создал свою криптовалюту, которая сейчас торгуется на бирже Tidex.ru (входит в ТОП-30 криптобирж)?

"Сейчас этой информации везде много, — уверяет Шляпников в том, что цифровая реальность пришла повсеместно. — Я еду в такси, а водитель мне рассказывает как покупать биткойны, как выйти на ICO. Когда я начинал, рядом не было ни одного человека, кто разбирается, а теперь все знают и умеют".

Актер или финансовый гений

Эксперты расходятся в трактовках истории Шляпникова. Одни считают, что он вроде рекламного актера. "История с фермой "Колионово" организована платформой-эмитентом исключительно для своего пиар-хайпа. Безусловно, никакой фермер не выпускал токены, за него все это сделала команда специалистов", — Алексей Поспехов, представитель IT-команды Iconic.vc не верит в образ крестьянина — гения цифровой экономики.

Другие отвечают: почему нет? Любой, кто хотя бы немного умеет программировать, может разобраться в теме и выпустить токены. И владелец кофейни, и фермер, и любой стартапер из тех, что собирают деньги на Кикстартере или Планете.ру.

"Еще год назад рынок ICO-проектов не был перегрет — любая идея прокатывала, даже сделанная на коленке, — говорит Анти Данилевский, представитель блокчейн-платформы Kickico. — Первые предприниматели, вышедшие со своими токенами, могли легко заработать миллионы только потому, что они были первыми на новом рынке. Шляпников был одним из первых". В любом случае его история — это начало строительства цифровой экономики в России.

Кому нужноICO

Появятся ли в России тысячи Шляпниковых и станут ли токены настоящей альтернативой кредитам и "нефтью" для предпринимателей? Здесь много подводных камней, говорят эксперты. "Криптовалюта заменит кредиты. Это я говорю как предприниматель с 20-летним стажем. Но проблема случается, если фермер выпускает токены как аналог ценных бумаг, а не как токен, который используется где-то в системе для расчетов на бирже (речь о токенах, которые не прошли тест Хоуи на то, что не являются ценной бумагой — прим. ТАСС). А такие токены, как в первом случае, например, в США регулируются. Их выпуск без соответствующих документов — незаконный. В России, скорее всего, тоже будет регуляция", — говорит сооснователь блокчейн-проекта BitClave Василий Трофимчук.

Позиция золотой середины выглядит так: "ICO имеет смысл делать тем бизнесам, которые имеют потенциал международной экспансии, или же имеют криптосоставляющую, — другие бизнесы криптосообществу малоинтересны, — перечисляет Александр Першиков, председатель совета директоров инвестиционного фонда Key Group. — Это хороший инструмент для тех стартапов, которые не соответствуют требованиям банка как заемщика или не подходят венчурным фондам. Например, у них отсутствует выручка или им негде взять первоначальные инвестиции. Для них ICO может стать способом получения первых инвестиций. Возможно, даже единственным способом". Есть и мнение о том, что ICO для малого бизнеса не подходит и не заменит кредиты.

"ICO требует создания бизнес-плана, а часто проведения целой PR-кампании. Иначе выпущенные токены никто не купит. А малый бизнес, по нашему опыту, часто не может даже внятно объяснить, чем он занимается, зачем берет кредит и сколько заработал в прошлом месяце", — объясняет Юлиан Лазовский, председатель совета директоров площадки взаимного кредитования "Город Денег".

При этом российские бизнес-проекты, которые уже пошли на ICO, заработали миллионы долларов. Например, Kickico как платформа для ICO-проектов и краудфандинга на блокчейне, привлекла $20,9 млн с помощью токенов. А самый дорогой ICO-проект осени-2017 — стартап MobileGo (разработчик мобильных игр) — собрал $53 млн. Майнинговые фермы Russian Mining Center (RMC) — это проект, совладельцем которого выступает российский интернет-омбудсмен, — собрали $43,2 млн. То есть большинство ICO-проектов — это бизнесы из сферы блокчейн-технологий, но есть и другие примеры.Недавно на этот рынок вышла сеть фермерских магазинов LavkaLavka: они выпустили свои токены и криптовалюту биокойн. Как сообщается на их сайте: "В следующем году биокойны будут принимать 3 тыс. бизнесов по всему миру". Также недавно эпатажный Герман Стерлигов объявил о планах выпускать криптостерлинги.

Во-первых, это дорого...

Главное препятствие для бизнеса в выходе на ICO — большие затраты. "Если у вас есть бизнес и вы подумываете, не влиться ли мне в цифровую экономику, — надо понимать, что теперь в российской криптотусовке такая ситуация: инвесторов мало, а ICO-проектов — много", — говорит Анти Данилевский.

Суммы затрат на ICO называют разные — от 5 млн рублей и намного выше. "Для минимальной кампании требуется около $120–150 тыс. на пиар, еще столько же на маркетинг и серьезную команду для работы в области менеджмента и смарт-контрактов. Эти вложения не гарантируют положительного результата. Сейчас идет огромный поток совершенно не разбирающихся в ICO и блокчейн-проектах специалистов. Они продают свои услуги голодному рынку, обещают золотые горы для заказчика. Любые инвестиции в ICO — это, прежде всего, венчурные инвестиции, где выстреливает только один проект из десяти. Об этом всегда стоит помнить", — говорит Алексей Поспехов.

Технически выпустить токены, это не так сложно для пользователя, который не силен в технологиях, добавляет Данилевский. "Ethereum, Bitcoin, Waves — это отдельные блокчейн-сети. Токен — это "пристройка" к существующей сети, продукт, созданный на базе, например, Ethereum или Waves. Многие платформы максимально упростили этот процесс для предпринимателей: можно зайти на сайт, подать заявку на выпуск своих токенов. Дальше команда оценит ваш бизнес и все сделает".

Краудфандинг за биткойны

Зато для малого бизнеса подходит краудфандинг на блокчейне. Обычный краудфандинг, как на Планете.ру, где артист собирает деньги на альбом, а фермер просит поддержать его эко-огород, — это уже привычное дело. Краудфандинг на блокчейн-платформе отличается тем, что сбор идет в криптовалюте.

"Отчасти идея ICO конкурирует с краудфандинговыми платформами, но говорить о смерти Планеты.ру и других — преждевременно. Скорее, такие платформы освоят технологию блокчейн", — прогнозирует Вячеслав Семенчук, создатель первого криптоинструмента для евреев Bitcoen 1. Его стартап (криптовалюта для евреев) тоже относится к трендовым. По мере насыщения рынка универсальными блокчейн-сетями, криптовалютами и ICO-проектами будет появляться все больше платформ с узкой спецификой, считают эксперты. "Позиционирование для евреев — это, во-первых, маркетинговый ход, — признается владелец стартапа, -— Во-вторых, мы будем отдавать предпочтение работе с членами еврейской общины. Думаю, что наша платформа в следующем году одновременно сможет раскручивать 10-15 бизнес-проектов. А если придет 20-30 желающих, приоритет будет играть большую роль". Семенчук добавляет, что считает краудфандинг более безопасным для предпринимателей, чем ICO и продажа токенов. "Сейчас государство активно интересуется темой криптовалюты. В обозримом будущем может появиться ряд законопроектов, ограничивающих ее использование. Поэтому основой своего проекта мы сделали краудфандинговую платформу с технологией блокчейн, а не ICO. Именно для того, чтобы малый бизнес мог легально и безопасно привлекать средства". Что будет дальше Сейчас в России нет закона о регулировании криптоэкономики: ICO, токены, майнинг биткойнов и инвестиции в криптовалюты не разрешены, не запрещены, и не имеют официального статуса.

"В случае официального запрета оборота и использования криптовалют любые проекты, публично взаимодействующие с ними в России, заимеют огромные проблемы. Никаких гарантий для покупателей токенов не существует", — говорит Алексей Поспехов. Сооснователь блокчейн-проекта BitClave Василий Трофимчук считает, что бизнес просто переведут за границу: "В случае запретов ICO будут проводиться не в российской юрисдикции". Если недобросовестный предприниматель выпустит токены, соберет деньги и сбежит с ними, несмотря на отсутствие закона о криптовалютах, он ответит по существующим законам, считают эксперты.

"Наказание за мошенничество распространяется и на криптовалюты, и на блокчейн, поэтому такого предпринимателя будут искать, найдут и привлекут к ответственности. А в США еще и осудят на 100 лет. В Китае же историй, когда проводится ICO, а затем компания исчезает, стало настолько много, что власти даже ограничили деятельность криптовалютных бирж", — говорит Юлиан Лазовский.

Анастасия Степанова

Полная версия материала