4 441 инвесторов
25 495 заемщиков
Опубликовано займов на 1 375 756 009 руб.
Кредиты не для маленьких

Кредиты не для маленьких

17.07.2017

Денег взять негде — чем меньше бизнес, тем лучше его нынешнее состояние описывается этой фразой. Потребительский спрос все еще слаб, а кредитование недоступно для малого бизнеса. И вероятно, еще долго таким останется.

НАДЕЖДА ПЕТРОВА

Размер имеет значение

Если судить о состоянии экономики по индексам, нетрудно прийти к выводу, что жизнь-то налаживается. Даже если это жизнь малого бизнеса. По предварительным оценкам за второй квартал 2017-го, индекс предпринимательской уверенности малого и среднего бизнеса (RSBI «Опоры России») достиг максимальных с 2014 года значений (52,8 пункта против 48,8 в первом квартале), что связано с «остановкой спада продаж, улучшением доступности финансирования и оживлением инвестиционной активности».

Если судить о состоянии экономики по заявлению владельца ульяновской автомастерской, использовавшего для характеристики положения малого бизнеса слово из тех четырех букв, которые ни при каких обстоятельствах не могут сложиться в «счастье», позитивные тенденции если и имеют место, то затронули далеко не всех. Более того, у ряда предпринимателей есть ощущение, что положение только ухудшается.

Это частное наблюдение, впрочем, согласуется с данными по динамике отдельных компонент RSBI, подтверждающими, что, чем крупнее малый и средний бизнес (МСБ), тем увереннее он себя чувствует. Так, по сведениям «Опоры России», у среднего бизнеса (в соответствии с постановлением правительства, к этой группе относят предприятия с выручкой от 800 млн до 2 млрд руб. в год) «подъем деловой активности идет уже со второго квартала 2016 года и сейчас находится на крайне высоком уровне», тогда как в сегменте микропредприятий (выручка до 120 млн руб.) «можно констатировать скорее стагнацию, чем уверенный подъем».

Исходя из доступных данных, нельзя сказать, каков вклад предприятий разного размера в наблюдаемое, согласно индексу RSBI, оживление инвестиционной активности (во втором квартале наращивали вложения 19% опрошенных, сокращали — 12%). Но если у микробизнеса потребность во внешних деньгах — для инвестиций ли, или для покрытия кассовых разрывов — все же возникнет, ему, скорее всего, откажут. Во втором квартале отказы получило 53% микропредприятий, обратившихся за кредитом.

«Отдельных ограничений по кредитованию ИП или чего-то еще в банках не существует. Вопрос скорее в объеме бизнеса и в том, чем он занимается,— говорит Александр Чернощекин, старший вице-президент, руководитель блока среднего и малого бизнеса Промсвязьбанка, участвующего в исследованиях для RSBI.— В целом на желание банка кредитовать влияют два параметра. Первый — цена риска, объем невозврата в сегменте. А второй — зачастую даже более важный — стоимость принятия кредитного решения против доходов от этого кредитного решения. Себестоимость принятия решений по традиционной технологии в микро- и малом сегменте примерно одинакова, и значительное количество заявок на небольшие суммы просто находится в отрицательной зоне с точки зрения привлекательности для банков, поскольку стоимость рассмотрения выше».

Это, пожалуй, объясняет убежденность некоторых наших собеседников из числа малых предпринимателей в том, что «никто сейчас на бизнес кредиты не дает». «Всем известная ситуация. Только если у вас оборот в районе миллиарда — вот тогда вы еще можете на что-то рассчитывать»,— предположил один из наших собеседников. И действительно: вероятность отказа среднему предприятию значительно меньше — 28–29%, и это позволяет кредитованию МСБ в целом демонстрировать рост.

Вдогонку за светлым прошлым

Данные ЦБ подтверждают, что на рынке кредитования МСБ наблюдается «определенное оживление», отмечает эксперт Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Александр Шамрай. Объем кредитов малому и среднему бизнесу, выданных за январь—май 2017 года, почти на 20% больше, чем в январе—мае 2016-го, портфель задолженности с 1 января по 1 июня 2017-го прибавил 6,3%, доля просроченных кредитов за пять месяцев сократилась до 13,2% с 14,2% в начале года. Однако, отмечает Шамрай, «говорить о выходе на устойчивую траекторию роста пока преждевременно»: 2016 год, отмеченный «целым рядом антирекордов»,— слабая база для сравнения.

Объем новых выдач в 2016-м (5,3 трлн руб.) был на 3% меньше, чем в 2015 году, и на 34% — чем в 2013-м, а портфель задолженности за 2016 год похудел на 8,5%. В итоге при всем росте кредитования МСБ общий объем выданных за январь—май 2017-го кредитов (2,3 трлн руб.) меньше, чем даже за январь—май 2012 года, не говоря уж о начале 2014-го, когда кредитование по инерции все еще продолжало расти и за первые пять месяцев предпринимателям было выдано почти 3,2 трлн руб.

Объем выдачи кредитов ИП за пять месяцев 2017-го (159,9 млрд руб.) вырос год к году на 30%, но все еще на 20% меньше, чем шесть лет назад (200,2 млрд руб.).

«К положительным симптомам,— отмечает Александр Шамрай,— можно отнести то, что банки постепенно возвращают в свои продуктовые линейки беззалоговые кредиты на небольшие суммы. Большое распространение получили и так называемые пакетные предложения, когда предпринимателям предлагают типовые наборы услуг, в том числе кредитных (как правило, овердрафты), за определенную абонентскую плату. Это очень перспективное направление: такой формат отношений, с одной стороны, формирует у клиентов лояльность к банку, а с другой — упрощает для банка анализ финансового положения заемщика. В результате банк может предложить клиенту кредит по более привлекательной ставке, так как у него достаточно информации для адекватной оценки рисков».

Влияние на рынок оказывает, по словам эксперта НИСИППа, и постепенное снижение ключевой ставки: «Ставки по кредитам для бизнеса также, хотя и с некоторым лагом, постепенно снижаются».

По данным ЦБ, ставки по портфелю кредитов МСБ находятся в диапазоне от 12,5% при кредитовании на срок от трех лет до 13,8% при сроке от 31 до 90 дней, с января по апрель снижение составило около 0,8 п. п.

«Запросы на кредитные ресурсы возникают у всех, хотя, возможно, в услугах — в меньшей степени,— рассказывает Александр Чернощекин.— В торговле спрос на кредитные ресурсы есть постоянно, торговым предприятиям нужен оборотный капитал. Но у них сейчас существует проблема с залогами, потому что все их деньги с точки зрения эффективности должны быть вложены в товар, а не в основные средства, чтобы обеспечить оборачиваемость. При этом они в меньшей степени могут пользоваться поддержкой всяких государственных программ, потому что такие программы, как правило, ориентированы на производственные предприятия и инвестиционные проекты. У производственных предприятий — другая проблема: залогов много, но денежный поток не всегда такой стабильный и предсказуемый, как в торговых компаниях. И банки постоянно балансируют между двумя крайностями».

Программы господдержки, будь то программа Корпорации МСП «6,5», ставки по которой начинаются от 9% для среднего бизнеса и от 10% — для малого, или же региональные программы гарантирования на самом деле не являются определяющими для состояния рынка в целом, поскольку охватывают ничтожную долю предприятий. Например, по данным «Сплошного наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства», на 2015 год в рамках государственных или муниципальных программ финансовой поддержкой пользовалось 24,5 тыс. из 1,45 млн организаций МСБ и 52 тыс. из 2 млн фактически действовавших ИП (еще более 700 тыс. ИП, зарегистрированных на то время, деятельность не вели).

Предприниматели, пытавшиеся получить кредиты с господдержкой, говорят, что финансирование начинающего бизнеса (в одном случае — ведение фермерского хозяйства, в другом — создание тепличного комплекса) для госструктур оказалось неинтересным, при этом рассмотрение документов занимает очень большой срок, от полугода до года. И сейчас, отмечает Шамрай, объемы господдержки «довольно скромны и ощутимы только в отдельных — приоритетных — рыночных сегментах».

Поиски альтернатив

Средний процент отказа по кредитам МСБ составляет, по данным опросов для индекса RSBI, 42%, и это, с одной стороны, внушает умеренный оптимизм (в первом квартале 2017-го доля отказов была 52%), а с другой — означает, что 42% заемщиков вынуждены либо вовсе не привлекать внешнее финансирование, либо искать небанковские варианты.

Зампредседателя совета директоров площадки взаимного кредитования «Город денег» Юлиан Лазовский связывает высокий процент отказов с тем, что многие старые компании ушли или уходят с рынка. Вместо них приходят новички, значительная часть которых — «вынужденные предприниматели”, не имеющие необходимого опыта, навыков, да и склонности к бизнесу», люди, потерявшие работу и пытающиеся найти себе применение.

«Шансов получить банковский кредит на старт бизнеса у них крайне мало — компания или ИП обычно существует менее полугода, не имеет ни оборота, ни даже бизнес-плана. Частные инвесторы относятся к таким заемщикам мягче, но обращают большее внимание на жизнеспособность предлагаемых проектов. А с этим тоже есть проблемы. Доля обращений подобных компаний за займами на нашей площадке растет в течение последних шести месяцев и сейчас колеблется в районе 50–55%»,— говорит Лазовский. С другой стороны, к P2P-кредитованию вынуждены прибегать и устоявшиеся компании, поскольку банки, продолжает Лазовский, не желают «работать с кредитами небольшого размера, а также разбираться в сложном и часто сером бизнесе заемщика, причем это нежелание может быть выражено как в форме прямого отказа, так и в форме затягивания решения. Последнее, по словам заемщиков, происходит все чаще».

Кредит через площадки P2P, впрочем, обойдется довольно дорого, отметил наш собеседник из числа предпринимателей, не решившийся в итоге прибегнуть к такому варианту: ставки даже при довольно длительных сроках могут составлять около 20%, далеко не каждому малому бизнесу это по возможностям.

Далеко не всем подойдет и условно бесплатный вариант — привлечение инвестиций через продажу доли в бизнесе. Подобная операция просто не имеет смысла, если речь идет, по выражению бизнес-брокера Алексея Москвича, «о паре миллионов рублей, то есть о такой сумме, которую можно занять у друзей, родственников или получить, заложив, допустим, квартиру». «У меня критерий — стоимость квартиры в Москве. Если у вас проблемы с бизнесом и вы, считая, что можете путем привлечения дополнительных денег их решить, привлекаете внешнего инвестора, но сами не используете свои возможности, у него сразу возникают подозрения. Значит, вы не верите в успех и хотите его деньгами погореть, а не своими»,— говорит Москвич.

Есть у этого варианта, по его словам, и другое существенное ограничение: «Все инвесторы руководствуются экономическими соображениями, и, если вы выходите на рынок, у вас должен быть прописан четкий инвестиционный план с более или менее реальными цифрами. Но предприятия, находящиеся на “упрощенке”, вместо баланса сдают налоговую декларацию, в которой ничего не видно. Они не привыкли вести управленческий учет, и заставить их вести учет довольно сложно». По данным НАФИ (март 2017 года), абсолютное большинство малых и средних предприятий надолго не загадывают.

При этом 6% предпринимателей признались, что учет расходов и доходов ведут «в уме», еще столько же затруднились сказать, как именно, и 18% все записывают в тетрадку.

Речь идет, по сути, о тех же факторах, которые обессмысливают кредитование множества мелких предпринимателей. «По моим наблюдениям, средний срок существования мелкого промысла — торгового или еще какого — год-полтора,— говорит Александр Павлов, руководитель проектов “Гаражная экономика” и “Современные промыслы” фонда “Хамовники”.— Как только появляется новая возможность — человек с кем-то познакомился, увидел какой-то ресурс, какое-то прибыльное дело,— он сразу меняет сферу деятельности. Регулярного, пролонгированного процесса не возникает. Ну какая может быть потребность в официальном финансировании на это время? Те, кто идет в банк за деньгами,— наивные люди, которые еще не знают, как устроено это все. А те, кто знает,— им и “на районе” под расписку дадут».

Физлица и родственники

Если бизнес зарегистрирован недавно, оборот средств по счету невелик или его нет совсем, деньги нужны небольшие, а высокие ставки не устраивают, многие предприниматели находят выход в оформлении кредитов на физических лиц. «Решение принимается быстро, минимум документов, без залога и на 4% дешевле, чем кредиты для юридических лиц»,— рассказывает столичный предприниматель, пытавшийся в конце 2016 года взять 2 млн руб. «на бизнес» — на покрытие разрывов и инвестиции в производство. В итоге необходимую сумму они с партнером получили, взяв каждый по потребительскому кредиту.

Правда, и этот план не всегда срабатывает: если бизнес ведется в форме ИП, банк может расценить заемщика как слишком рискованного. «У нас,— рассказывает предприниматель из Новосибирска,— на ИП небольшой кредит получить практически невозможно, от слова “совсем”. Меньше 500 тыс.—1 млн руб. банки даже разговаривать не будут. В одном мне сказали: приходите через два года, мы вас обязательно прокредитуем, а свежеоткрытое мы не кредитуем. И если идешь получать как физлицо, то ИП кредит не дают, даже не принимают документы».

Банки можно понять: по данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), 21% заемщиков-ИП «находятся в дефолте, то есть не вносили платежи по кредитам более трех месяцев» (в целом среди заемщиков — физических лиц таких 15%). «Мы оценивали охват предпринимателей именно розничными кредитами, которые ИП берут “как физлица”. При подаче заявки на кредит ИП обычно указывает, что он ИП в качестве “места работы”, и эта информация отражается в его кредитной истории»,— пояснил директор по развитию продуктов ОКБ Александр Ахломов.

Кредиты, по данным ОКБ, открыты примерно у 10% зарегистрированных в стране ИП, при этом средняя кредитная нагрузка у них выше, чем у среднестатистического заемщика (2,2 млн руб. против 210 тыс.), а самый популярный кредитный продукт — кредит наличными (есть у 63% заемщиков-ИП). «Доходы ИП нестабильны и труднопрогнозируемы для кредитора,— отмечает Ахломов.— Предприниматели часто берут потребительские кредиты с целью развития бизнеса. В случае проблем они, скорее всего, не смогут исполнить свои обязательства, а взыскать долг с такого заемщика кредитору будет затруднительно», поэтому ИП «традиционно относятся к категории нежелательных».

«Проблема кредитов решается только личными займами,— поделился опытом владелец ульяновской автомастерской.— Я в итоге взял кредит, разбив помещение на два, чтобы они были меньше по кадастровой стоимости, и взял кредит на родителей и на родственников. Кто-то закладывает квартиру, машину, берут кредиты на родственников, работающих в бюджетной сфере… Только так берутся кредиты. Ни в коем случае не напрямую».

Технологии против спроса

Впрочем, при наличии оборота на счете и некоей технологической «продвинутости» банка взять даже небольшой кредит все-таки можно. «Стандартный банк смотрит на тебя как на муху и считает высокорискованным заемщиком. Оно, наверно, и правильно с точки зрения их скоринга, но зачем мне банк, который не может мне дать кредит, если он видит все мои деньги? — расуждает Андрей Востриков, руководитель проектного бюро “Формлаб”, сменивший в поисках идеала три банка.— Идеального банка нет, понятно. Но банки “нового поколения” по-тихому считают твой средний оборот за квартал и просто дают льготный кредит на половину этой суммы. Ни бумаг, ничего — просто пару кликов и запрос в локальный чат».

Тему продолжает Александр Чернощекин: «В онлайн-кредитовании себестоимость принятия решений низкая, потому что, по сути, основные затраты — это внедрение IT. А не работа кредитных аналитиков, которая является самой дорогой частью традиционного кредитного процесса».

«В утверждении, что малый бизнес сам не всегда хочет брать деньги, тоже есть правда,— отмечает Чернощекин.— Например, мы сейчас запустили пилотный продукт — онлайн-кредитование: клиентам не нужно обращаться за кредитом в банк и приносить какие-либо документы, они могут просто в интернет-банке нажать на кнопочку, и деньги зачислятся им на счет. Это очень простой процесс, понятный и быстрый. Тем не менее значительная часть клиентов новой возможностью не пользуется. Почему? Ответ: им не нужны деньги. В опросах “Индекса опоры RSBI” этот вариант ответа встречается более чем в 60% случаев. Зачастую предприятия не видят возможности, куда на рынке вкладывать деньги и как на них получать дополнительную прибыль, чтобы потом возвращать кредиты и зарабатывать проценты. Это, может быть, основное, что тормозит увеличение объемов финансирования».

Финансовые результаты малого и среднего бизнеса «в подавляющем большинстве случаев решающим образом зависят от покупательной способности конечного потребителя», и отсутствие экономического роста в целом и доходов населения в частности является, таким образом, основным ограничителем для роста рынка кредитования МСБ, соглашается Шамрай: «На растущем потребительском рынке с хорошей рентабельностью бизнес может потянуть и высокие ставки по кредитам, на стагнирующем же рынке он не видит особого смысла даже в дешевых кредитах».

Полная версия материала