4 645 инвесторов
27 484 заемщиков
Опубликовано займов на 1 514 789 518 руб.
На пути к свету

На пути к свету

26.06.2017

Рынок микрофинансовых организаций в России еще проходит стадии формирования и создания цивилизованных правил игры. Пока, к сожалению его участников, из-за частой смены условий работы привлекать средства для развития проблематично — как в стране, так и из-за рубежа.

Влада Гасникова

На конец мая государственный реестр микрофинансовых организаций (МФО) включал в себя 33 микрофинансовые компании (МФК) и 2385 микрокредитные компании (МКК). Примерно 15% из них зарегистрировано в Москве. По оценкам агентства RAEX ("Эксперт РА"), по итогам 2016 года объем портфеля микрозаймов вырос на 7% и составил около 71 млрд рублей. С учетом "банковских" МФО объем портфеля вырос на 28%, до 90 млрд рублей. На начало 2017 года на 100 крупнейших компаний приходилось более 75% активов рынка (годом ранее — 70%).Общее количество заемщиков МФО в 2016 году составило 5,1 млн человек (+54,9% к 2015 году). К МФК предъявляются более высокие требования, в том числе по расчету капитала с минимальным уровнем в 70 млн рублей. При этом специфика его расчета такова, что даже компании с большим портфелем выданных займов не могут заявить о 70-миллионном собственном капитале, если у них имеется большой портфель привлеченных инвестиционных займов, рассказывает финансовый директор МФК "Быстроденьги" Илья Соловий. "Также статус предполагает дополнительный объем обязательств, которые не компенсируются получаемыми возможностями. Поэтому таких компаний на рынке всего 1,5%", — поясняет он.

В тени

Заведующая кафедрой экономической теории и менеджмента МПГУ Елена Платонова подчеркивает: включенные в реестр МФО — это представители легального рынка микрофинансирования, регулируемого ЦБ РФ. "Однако под вывеской "МФО" действует организации и физические лица, которые представляют "серый" рынок микрофинансирования. Ситуация с МФО схожа с ситуаций "обменников", которые многие годы ведут свою деятельность якобы от какой-то банковской организации, под прикрытием криминалитета", — говорит госпожа Платонова. По ее оценке, таких "МФО" на рынке примерно 15-20%. Подобный бизнес характерен для депрессивных регионов, где значителен спрос на микрозаймы: из-за слабости банковских институтов в глубинке, по подсчетам экономистов МПГУ, до 40% кредитования населения происходит в МФО.

Регламентируют рынок главным образом два федеральных закона: "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" и "О саморегулируемых организациях (СРО) в сфере финансового рынка", определяющие базовые понятия и институты регулирования отрасли. В сфере микрофинансирования на сегодня действует три СРО. Численность их участников сокращается: по мнению Елены Платоновой, это свидетельствует о тенденциях к консолидации рынка из-за новых регуляторных требований, вытекающих из постоянно совершенствующегося законодательства и нормативных требований главного регулятора — ЦБ РФ, который проводит "очистительные" работы на рынке. "О последнем свидетельствует число исключенных из государственного реестра МФО — в настоящее время по разным причинам из него выбыло 5930 организаций", — приводит данные госпожа Платонова.

Рост цивилизованности рынка сказался на сокращении количества игроков: способы коллекторских взысканий долгов стали строго регулироваться. Из-за этого упал объем погашенных задолженностей — соответственно, уменьшилась прибыльность предприятий, рассказывает генеральный директор "Юридического бюро N 1" Юлия Комбарова. "Вопрос взыскания долгов с учетом последних изменений законодательства стал более цивилизованным, тем более МФО сами не могут взыскивать свои долги. Они обязаны обращаться либо к коллекторам (а те, в свою очередь, тоже получили ряд ограничений в деятельности), либо в суд. Некоторые МФО даже участвуют в статусе кредитора в делах о банкротстве", — говорит госпожа Комбарова.

Рынок микрофинансирования находится в сложных отношениях с государством, полагает заместитель председателя совета директоров площадки взаимного кредитования "Город денег" Юлиан Лазовский. "Государство стремилось поддержать малый бизнес, принимая закон о микрофинансировании, и, не осознавая этого, открыло нараспашку двери ростовщикам. Как итог — 95% от числа МФО работают не с бизнесом, а с физлицами, из которых наибольшая часть предоставляет займы до зарплаты с космическими ставками. Бурная деятельность ростовщических МФО породила рынок нецивилизованных коллекторов. И последние пару лет государство занимается усиленным регулированием ростовщиков и коллекторов, о которых никто при принятии закона даже не думал. Почти как история про Франкенштейна", — сравнивает господин Лазовский.

Регулирование микрофинансового рынка приближается к банковскому, констатирует Илья Соловий. "По итогам всех законодательных новаций, инициированных ЦБ, мы прогнозируем положительные изменения на рынке в части улучшения его репутации за счет очищения от недобросовестных игроков. За крупными компаниями, которые в итоге смогут зарегистрироваться в качестве МФК, надзор со стороны регулятора будет жестче, а значит, снизятся риски для вкладчиков, которые готовы инвестировать в микрофинансирование. Все это призвано защитить клиента как участника кредитных отношений. При этом важно соблюдать баланс регулирования и давать рынку период адаптации к новым требованиям. Так, с начала года максимальный уровень задолженности клиента ограничен двойной суммой займа, максимальная сумма переплаты — тройной суммой займа. С 1 июня введены новые ограничения по количеству займов и пролонгаций: сколько один заемщик может взять займов в год и какое количество пролонгировать он может по каждому займу. Дальнейшие ограничения еще острее поставят вопрос о поиске фондирования по адекватной стоимости для МФО, а привлечь инвесторов в сектор довольно проблематично уже сейчас", — рассказывает финансовый директор МФК "Быстроденьги".

Сложно привлечь деньги

В МФО, которые занимаются займами для предпринимателей и залогом недвижимости, 8-10% приходится на займы с задолженностью, просроченной более чем на 90 дней. В секторе займов до "зарплаты" этот показатель составляет 30-33%. "Многим компаниям удается взыскать только каждый десятый такой просроченный микрозаем. Тем не менее такая модель позволяет большинству игроков с учетом полученных процентов, штрафов, пеней и доходов от цессий уже через 90 дней после выдачи микрозаймов "до зарплаты" собирать 105-125% от суммы первоначального долга благодаря начисленным процентам. За вычетом операционных расходов подобный бизнес позволяет получать годовую рентабельность капитала от 40-60%", — подсчитывает ведущий аналитик рейтингового агентства "Эксперт РА" Иван Уклеин.

Фондирование МФО в основном происходит за счет средств акционеров и средств юридических лиц, в меньшей степени — физлиц и кредитных организаций, говорит руководитель информационно-аналитической службы портала "Банки.ру" Сабина Хасанова.

"Согласно данным Банка России, в 2016 году структура привлеченных МФО средств выглядела следующим образом: 44% — кредиты и займы, 28,4% — средства кредитных организаций, 16,5% — средства учредителей, 11,1% — сторонние частные инвесторы. Независимым МФО сложно получить доступ к банковскому финансированию: такую возможность на текущий момент имеют лишь МФО, аффилированные с банковскими структурами. Хотя есть и другие примеры: по итогам 2016 года лидер рынка — "ОТП Финанс" — нарастил свою долю с 6 до 20% благодаря фондированию и инфраструктуре материнского банка", — рассказывает госпожа Хасанова.

Одним из самых больных для рынка называет вопрос фондирования МФО генеральный директор МФК "Городская Сберкасса" Александр Мамонов. "Очень немногие МФО имеют доступ к банковским кредитам: банки пока не готовы активно кредитовать МФО, по причине того, что, как правило, банковский надзор ЦБ не позволяет банкам относить микрофинансовые компании к заемщикам с хорошим финансовым положением. Даже несмотря на то, что Банк России является регулятором и для кредитных, и для микрофинансовых организаций, создается впечатление, что внутри ЦБ эти надзорные блоки слабо взаимодействуют между собой. От этого страдают и МФО, которые не могут получить кредиты в банках, и банки, которые вынуждены начислять повышенные резервы по таким кредитам. Привлекать деньги у физических лиц, после принятия новой редакции 151-ФЗ, могут только крупные участники рынка, имеющие статус микрофинансовой компании", — поясняет господин Мамонов.

Банковское финансирование доступно только аффилированным с банками МФО, доля портфеля которых на рынке стремительно растет: за 2016 год она выросла в три раза и составила 24%, говорит Илья Соловий. "МФО в поисках фондирования осваивают рынок инвестиций физических лиц. Для таких вложений сейчас установлен минимальный порог в 1,5 млн рублей, что делает инвестиционные займы доступными только квалифицированным инвесторам. По нашим подсчетам, основную часть фондирования привлекает пять-семь компаний, причем большая часть таких МФО входит в двадцатку крупнейших на рынке", — оценивает он.

Иван Уклеин из агентства "Эксперт РА" считает, что острота вопроса фондирования МФО отходит на второй план: из-за ужесточения резервов большинству компаний требуются не временно привлеченные кредитные линии, а капитальные ресурсы от собственников. "Средняя ставка привлеченных ресурсов для МФО за 2016 год упала с 28-30 до 20-22%. В перспективе двух-трех лет, в случае дальнейшего снижения ключевой ставки Банка России, цена фондирования может понизиться до 15-18%", — прогнозирует он.

Доступ к государственным деньгам имеют только некоммерческие МФО, принадлежащие на 100% государству: через них выдаются бюджетные деньги на поддержку бизнеса. "У них ограниченные объемы, и осваивается годовая выборка гораздо раньше 31 декабря. Еще существовали фонды, выдававшие деньги на поддержку малого и среднего предпринимательства. Например, Фонд содействия развитию микрофинансовой деятельности (сейчас — Московский фонд поддержки промышленности и предпринимательства): у него в партнерах было пять МФО, но сейчас эта деятельность не осуществляется. Банк МСП закрыл программы по кредитованию МФО, потому что под их требования не попадал ни один из участников рынка. Так что у коммерческих МФО, занимающихся кредитованием малого бизнеса, доступа к государственным деньгам больше нет. Получается, что те, ради кого все затевалось, пострадали не от своей работы, а от недальновидности законотворцев", — поясняет Юлиан Лазовский.

Неприменимый опыт

За границей микрофинансовые организации используют три основных способа фондирования: во-первых, привлекают средства на развитие через инвестиционные фонды и институциональных инвесторов. Во-вторых, привлекают деньги на бирже — доля таких компаний достаточно велика, самые известные примеры: Ferratum, Provident, International Personal Finance. В-третьих, практикуют peer-to-peer (p2p) через специальные платформы, соединяя частных инвесторов и кредитные компании, заинтересованные в дополнительном финансировании. Но в России пока нет успешных практик в этих направлениях, говорит Илья Соловий из "Быстроденег": рынок малопривлекателен и не получает адекватную оценку международных инвесторов, поясняет он.

Крупные финансовые структуры, кредитующие МФО, — ЕБРР, KFW, ResponsAbility, Incofin, TripleJump, MikroKapital, перечисляет господин Лазовский. "Рынок уже прошел консолидацию, и количество микрофинансовых организаций невелико, а сами они сравнимы размером со многими банками. И, несмотря на это, в Европе МФО уже уступают место площадкам p2p-кредитования, которые берут на себя нишу небанковского кредитования физлиц и малого бизнеса и фондируются за счет дешевых частных вкладов", — рассказывает представитель компании "Город денег".

Заместитель директора СРО "МиР" Андрей Паранич констатирует: к сожалению, зарубежный опыт фондирования МФО в России малоприменим. "Одна из причин сложностей с привлечением фондирования — постоянно изменяющиеся правила игры. Это создает у инвесторов ощущение сильной неопределенности в перспективах развития рынка. Эти ощущения не способствуют расширению финансирования рынка, сдерживают инновации и улучшение клиентского сервиса и плохо сказываются на уровне конкуренции между МФО", — считает господин Паранич. Полная версия материала